» » Питер Одемвинги: «Иногда смотришь матч чемпионата России – и непонятно, чьи болельщики на трибунах сидят»
Опубликовано: 18-03-2017, 13:32 просмотров: 34

Питер Одемвинги: «Иногда смотришь матч чемпионата России – и непонятно, чьи болельщики на трибунах сидят»

Единственный русский футболист в английской премьер-лиге снова играет и забивает, а также рассказывает Ивану Калашникову о красных футболках «Кардиффа», обиде Яя Туре и левой ноге Цымбаларя.



Олимпиада, братан


– Вы, наверное, один из немногих футболистов английской премьер-лиги, кто смотрел зимнюю Олимпиаду.


– К сожалению, смотрел не все, потому что как раз перешел в новую команду, адаптировался, занимался переездом. Но когда успевал – включал обязательно. Во время церемонии открытия мы ехали со «Стоком» на игру, я выскочил из автобуса первым и успел прибежать к самому концу трансляции. Был так поражен ее качеством, что даже сфотографировал экран.


Честно говоря, не ожидал увидеть такую картинку. Я же вырос в России, где все иногда такое, ну, примитивное, качества часто не хватает, а тут – шикарные трансляции.


– Какие соревнования показывали по британскому телевидению?


– Мы на базе смотрели Sky Sports, там чаще всего шел либо сноуборд, либо керлинг. Наш швед, Джон Гвидетти, постоянно смотрел хоккей. Босниец Бегович тоже присоединялся. С керлингом было смешнее всего – как только на экране появлялись спортсмены в щетками, ко мне подходил кто-то из команды и спрашивал, что это вообще за игра. Типа – я же русский, я должен знать.


– Что еще приходится объяснять на правах русского?


– На встречах с болельщиками «Стока» меня часто спрашивают про Россию, причем всегда дружелюбно. Никто не провоцирует, не стремится вытянуть негатив. Вчера вот мы были на такой встрече с нашим защитником, голландцем Эриком Питерсом. Меня спросили, сумеет ли Россия провести чемпионат мира в 2018 году, а Эрик взял и ответил за меня: «Конечно, да. Посмотрите, какая отличная там получилась Олимпиада». Ну и я добавил: Россия слишком большая страна, чтобы с этим не справиться.


– В АПЛ есть еще один игрок, который кое-что знает про Россию – Яя Туре. Недавно вы приветствовали его фразой «Как дела, братан?».


– После того матча мне позвонил тесть, сказал, что на сайте «Манчестер Сити» есть видео, где мы говорим с Туре, но никто не может понять, о чем. Потом я послушал и понял, что это как раз наш русский в микрофоны попал. Смешно, конечно, что два африканца в Англии могут вот так по-русски поболтать.


– Тем не менее Яя Туре в этом сезоне уезжал из России обиженным. Вы спрашивали его, что именно он услышал на стадионе в Химках?


– Я знаю, но повторять это не буду. Поверьте, его обидели. А он ведь не из тех, кто легко обижается – и русский знает, и в Украине отлично время провел. При этом он вряд ли на самом деле что-то имеет против чемпионата мира в России.


– Как часто вас просят рассказать о расизме в российском футболе?


– Постоянно. Самая громкая история была с моим баннером сразу после перехода из «Локо», но и потом постоянно звонили. Я не мог сказать: нет, расизма в России не было и не будет – потому что это неправда. Приходилось объяснять, что такие люди есть – и в стране, и на стадионе – но их очень мало. А многие темнокожие футболисты играют в России и при этом вполне счастливы. 


Проблема английской прессы в том, что в этих объяснениях они слышат только признание: расизм в России есть. И пишут об этом исключительно негативно. А ведь такие случаи были везде – и в Англии, в Италии, так что было бы логично весь мир уличить в расизме. Россия – моя страна, и я не хочу во всем винить только ее.



Парковка, игрок месяца


– Как вышло, что 31 января прошлого года вы провели несколько часов на парковке у стадиона «Куинз Парк Рейнджерс»?


– Днем мы договорились с «Вест Бромвичем» о трансфере. Я получил разрешение вести переговоры с «КПР», они стали обсуждать зарплату с Джуниором Хойлеттом, на которого меня фактически собирались обменять. Мы даже решили, что я оставлю им сумму полагающихся мне премиальных за то, что команда останется в премьер-лиге. А это хорошая сумма. Вдобавок я готов был им отдать часть денег от своего контракта. Я попрощался со всеми в клубе, спокойно собрал вещи и поехал в Лондон.


Ничего себе поездочка. Как Питер Одемвинги провел 31 января


Что было дальше?


– А потом Хойлетт внезапно передумал. Но «Вест Бром» почему-то не сообщил мне, что из-за этого мой переход срывается. Представьте – я сижу в машине на парковке «КПР», звонит агент и говорит: «Езжай обратно, ничего не получится». Я не стал себя сдерживать, написал в твиттер все, что думаю – и тогда «Вест Бром» серьезно обиделся. Я же фактически обвинил их в непрофессионализме. А у нашего спортивного директора Дэна Эшворта была блестящая репутация, в тот месяц его позвали работать в FA, и трогать его было нельзя. А меня – можно. Поэтому клуб заявил, что не давал мне разрешения на переговоры.


– Но у вас же были какие-то доказательства?


– Конечно. И они об этом знали. Если бы я пошел в суд с «Вест Бромвичем», то непременно бы выиграл. Есть телевизионное интервью, где Кларк говорит о переходе Хойлетта как о решенным деле; есть смски спортивного директора «КПР», который называет поведение «Вест Брома» кошмаром. Когда я рассказал все это профсоюзу игроков премьер-лиги, там меня поддержали, но сразу после срыва трансфера судиться было невыгодно – это помешало бы легко уйти из клуба летом. А потом, в «Кардиффе», мне уже стало все равно. Сейчас я наконец могу рассказать об этом.


– Но вам самому эта ситуация не казалась подозрительной? Вы приехали туда, где вас вроде бы ждут, а пришлось сидеть в машине в десяти метрах от входа.


– Да это обычное дело. В дедлайн все часто решается в последнюю минуту, а игроки всегда должны быть готовы куда-то сорваться. Когда «Ливерпуль» покупал Энди Кэрролла, за ним в Ньюкасл выслали вертолет. У меня вертолета не было, да и повторю еще раз – я получил разрешение на эти переговоры, клуб знал, что я сижу в Лондоне и жду зеленого света, чтобы зайти в офис клуба и подписать договор.


– Почему вы вообще хотели уйти из «Вест Бромвича»?


– У меня получился очень хороший первый сезон – 15 голов, 7 передач. Я шел на тренировку и не волновался из-за того, выйду ли в основе в ближайшем матче, потому что точно знал: выйду. Ничто не отвлекало меня от игры. В следующем сезоне, когда пришел Стив Кларк, я впервые в своей карьере оказался в ситуации, когда место в команде мне не было гарантировано.


Кларк уж слишком часто менял состав без особых причин. И чаще всех от этого страдал я. При этом некоторые игроки оставались в основе, выходили на каждый матч, а я не попадал в эту группу – получается, дела в «Вест Броме» у меня пошли вниз. После матчей ко мне подходили игроки из «Челси», «Стока», других команд и говорили: «Почему ты не в основе? Ты вышел – нам сразу труднее стало». Я отвечал: «Не знаю». Болельщики, видя меня на лавке, кричали «Выпускайте Одемвинги».


– В какой момент вы решили – все, хватит?


– В ноябре 2012 года я забил два мяча «Саутгемптону», через две недели – победный гол «Челси», хорошо провел матч с «Сандерлендом», который мы тоже выиграли. Еще одной игрой в этом месяце должен был стать выезд в Уиган. Если бы я и ее хорошо провел, получил бы приз лучшему игроку месяца. Честно говоря, это для меня много значило. Я ведь в первом сезоне за «Вест Бром» получил два таких приза и стал всего лишь шестым игроком в истории премьер-лиги, который этого добился.



– Да, там хорошая компания: Гиггз, ван Нистелрой, Анри, Руни, Эшли Янг, Одемвинги.


– Так вот, для этой награды обязательно было классно отыграть все четыре матча в месяце. Я ждал игры с «Уиганом», готовился всю неделю, а накануне узнал, что не попал в основной состав. Мы выиграли. Лучшим тренером месяца признали Стива Кларка. Лучшим игроком – не меня.


Потом мне говорили, что «Вест Бром» не хотел, чтобы у меня получился еще один яркий сезон. Набить мне цену на рынке было сложно, потому что мне уже 32, и вряд ли бы кто-то заплатил 10 миллионов. Зато я, несмотря на возраст, мог делать для клуба работу на 10 миллионов – и если бы меня не держали в запасе, им пришлось бы переподписывать контракт на моих условиях.


И главное, что Кларк так поступал не только со мной. Перед его увольнением парни из «Вест Брома» говорили мне, что он потерял контроль над раздевалкой, ввязался в конфликт с Джеймсом Моррисоном и другими авторитетными игроками. Так что все закономерно.


Красная и синяя


– После «Вест Бромвича» вы оказались в «Кардиффе» – команде, впервые выскочившей в премьер-лигу.


– Предложений было много – меня хотели «Фулхэм», «Сток», «Суонси», «Кристал Пэлас»; в общем, команды получше чем «Кардифф». Но я ошибся с агентом – он не рассказывал мне о всех вариантах, а хотел пристроить меня туда, где получит комиссию побольше. В итоге я оказался в «Кардиффе», а там сразу началось непонятно что: уволили спортивного директора, у тренера возник конфликт с владельцем, игроки не понимали, что их ждет.


– На место спортивного директора в «Кардиффе» назначили 23-летнего Алишера Апсалямова, сына депутата казахстанского парламента. Вы его вообще видели в клубе?


– Алишера? Конечно, видел несколько раз. Я точно не знал, чем он занимается, думал, что кому-то там что-то советует. Мне он говорил, что раньше работал в баскетболе, проходил стажировку в НБА. Английский у него неплохой.


– Правда, что летом он красил подтрибунные помещения на стадионе «Кардиффа»?


– Нет, конечно, неправда. Он даже сам показывал нам газету, смеялся: «О, смотрите, я теперь стены крашу, оказывается». В клубе он был точно не на зарплате маляра. Наверняка как простой русский человек пошел помог кому-нибудь, а потом из этого сделали сенсацию: был маляром, стал спортивным директором. Такого не бывает даже в сказках.


– Неужели и другие рассказы о выходках Винсента Тана – неправда?


– Честно говоря, игроки за этим особо не следили, хватало того, что он явно не ладил с тренером, и обстановка в команде была довольно напряженной. С футболистами Тан совсем не общался, не заходил в раздевалку. Мы читали, конечно, о его причудах, но на себе испытали только одну. Новая домашняя футболка «Кардиффа» – красного цвета – была очень удобной, красивой, с хорошим дизайном. А вот выездная, в традиционных синих цветах – весьма средненькая. Ее и надевать-то не хотелось.


– На днях Тан решил простимулировать игроков трехмилионным бонусом, если им удастся остаться в премьер-лиге. Сколько он предлагал перед началом сезона?


– Самое удивительное, что нисколько. Нам сказали, что сам факт попадания в премьер-лигу должен нас сильно бодрить, да и зарплаты всем подняли. Но игроки уперлись: бонусы должны быть. Потому что место в премьер-лиге заметно увеличивает доходы клуба. В общем, выбили денег. Ничего плохого в этом нет.


– Как вас готовили к главному матчу сезона – валлийскому дерби?


– Очень просто – не выключали Sky Sports на базе. Там круглые сутки говорили о том, какой это важный матч и как его все ждут. Перед игрой к нам зашел президент клуба и сказал, что надо постараться. Ну мы и постарались.


Удаление нерва. Почему валлийское дерби разочаровало


Но меня все эти расклады в «Кардиффе» мало интересовали. После потерянного сезона в «Вест Броме» просто очень хотелось играть. 



Целый фланг, пешком через границу


– Играли вы чаще, чем в «ВБА», но дела у команды шли не очень.


– Дело отчасти в тренере. Малки Макай – отличный человек, но у него не было идеи. Он же бывший защитник, думал только об обороне. Например, на левом фланге полузащите у него играл Питер Уиттингем – отличный футболист, шикарная левая нога, но он не бежит совсем, а ждет штрафного или углового. Но ведь это же целый фланг!


Можно играть в лонг-болл, если в команде есть Питер Крауч, как в «Стоке». Но если впереди Одемвинги и Кэмпбелл, надо какую-то другую игру придумывать. Малки просил нас бежать вперед с мячом как можно дольше, чтобы заработать штрафной, и Уиттингем тогда шел его подавать.


Не понимаю, как на игре от защиты можно построить успешную команду? Можно только продержаться, цепляться за ничьи, минимальные победы. Футболисты в такой команде не будут прогрессировать.


– Но вы сейчас играет в «Стоке», который прославился не самым, прямо скажем, интеллектуальным футболом.


– Там все меняется. Наш тренер Марк Хьюз – бывший нападающий, он хочет играть в атакующей манере. Игроки вроде Нзонзи и Уолтерса мечтают пасоваться. Зимой «Сток» практически подписал технаря Джонатана Питройпу – мне кажется, это о многом говорит. Да и болельщики на встречах с командой просят побольше играть низом, держать мяч на земле, уходить от прежнего стиля.   


– Вы играли за сборную Нигерии на четырех Кубках Африки, ЧМ-2010 и Олимпиаде. Если дела в «Стоке» будут идти хорошо, есть ли у вас шанс поехать в Бразилию?


– На последний – победный – Кубок Африки я не ездил. Там была такая ситуация: товарищеская игра в Майами против Мексики, наш тренер Стивен Кеши собрал молодежь на просмотр. Микел, Мозес остались в Англии, а я пропустил перед этим три-четыре месяца, поэтому меня вызвали. Но у меня жена была на последнем месяце, нам предстоял матч с «Челси», поэтому я написал смс, что не смогу приехать. С тех пор с тренером контактов не было.


– Стивен Кеши вообще любопытный персонаж – выиграл Кубок Африки, потом решил уволиться из сборной, но в итоге передумал.


– Сейчас объясню: Нигерия не заняла первое место в группе и попала в плей-офф на Кот-д’Ивуар. Тогда федерация купила сборной билеты домой на следующий день после матча – все были уверены, что они вылетят. А они победили, потом выиграли турнир, и тогда Кеши психанул: я, мол, сейчас вам отомщу.


Но вообще это был странный турнир. В сборную не позвали меня, Мартинса, Тайво, а ведь мы играли за команду девять лет, летали по всяким руандам и нигерам, чуть ли не пешком переходили границы и ели всякую дрянь, жили в отелях без света и воды. После этого только и оставалось говорить – хорошо, что домой целым вернулся. Агахова, Олисе, Финиди – их тоже фактически выкинули из сборной. А такие карьеры должны заканчиваться с уважением. Надеюсь, моя закончится именно так.



Цымбаларь, Бышовец, сына


– В России у вас был неожиданный кумир – Илья Цымбаларь.


– Да, Илья всегда был моим любимым игроком. Я ведь в «КАМАЗе» не нападающего играл, больше в центре. У меня 10-й номер был, и нравились как раз атакующие полузащитники – Роберт Евдокимов, Олег Веретенников, Цымбаларь. Я его матчи за «Спартак» начал еще в Ташкенте смотреть – вместе с другом, который сейчас поваром в Москве работает. Так вот он с тех времен стал болельщиком «Спартака», до сих пор на матчи ходит, и все из-за Цымбаларя.


А я пытался ему подражать, развивать левую ногу, бить ей почаще. Мне еще с детства не нравилось, когда у футболиста мяч на нерабочей ноге, можно забивать, а он начинает перекладывать и упускает момент. Поэтому я очень много работал над левой, и мне даже тренер в Бельгии однажды сказал: ты не правша, ты левша. У меня с левой-то сильнее удар.


– Как-то вы сказали, что одним из лучших тренеров в вашей карьере был Анатолий Бышовец.


– Вот он как раз обожал атакующий футбол! Когда Бышовец давал установку на игру, надо было просто внимательно слушать – и все становилось понятно: как играть, откуда гол придет. Он тренер уровня большой команды. Просто в «Локо» тогда была сложная ситуация – все ждали возвращения Семина. Болельщики устраивали акции: этот плохой, этот плохой, никого не хотим, давайте только Семина. В таких условиях нельзя было нормально работать – ни Бышовцу, ни Рахимову, ни Маминову. А когда пришел Юрий Палыч, то и у него ничего не получилось.



– Тем не менее Бышовец уже семь лет сидит без работы. И для вас три сезона в «Локо» тоже оказались не лучшими в карьере.


– Честно говоря, у меня тогда, в 2007-м, не было планов переходить в Россию. Был план уйти из «Лилля». Тогда команду покинули почти все – Макун, Бодмер, Кейта, Бастос... Тренер Пюэль тоже ушел. Я не знал, что будет с клубом дальше. В запасе сидели хорошие ребята – Азар, Миральяс, Дебюши – но тогда они были еще незрелыми.


– Какие были варианты?


– В Лилль приезжал Бальдини, помощник Спаллетти, и приглашал меня в «Рому». В игре, которую он смотрел – дерби с «Лансом» – я забил три мяча. Меня позвали в Рим, но в чемпионате Италии был лимит, а у меня не было европейского паспорта. Причем не было по недоразумению: когда я уезжал из Бельгии в Лилль, мне оставалось прожить в стране год, чтобы получить бельгийский вид на жительство. Но тогда рядом не нашлось никого, кто бы подсказал – и мой переход в «Рому» сорвался. Мне и сейчас вот надо ехать в Лондон делать шенген просто для того, чтобы в Европу летать.


То же самое произошло с Саломоном Калу. Он четыре года отыграл в Голландии, ему чуть-чуть не хватало до гражданства, надо было всего лишь подписать контракт еще на год или полгода. Но он уехал в Англию, поэтому у него только паспорт Кот-д’Ивуара.


– Три года в России – потерянное время?


– Конечно, нет. Это отличный уровень, с Бельгией сравнивать даже смысла нет, да и Франция не лучше России, по-моему. Отдельные игроки, возможно, во Франции посильнее, но в целом это турниры одного уровня. Я, например, во Франции подтянул физику, а в России – технику.


Чемпионату России не хватает только хороших стадионов. Они должны быть заполнены, болельщикам должно быть приятно туда ходить, носить клубные цвета. А то иной раз смотришь матч чемпионата России и непонятно, чьи болельщики на трибунах сидят.


Скажем, моему сыну тесть купил сезонный абонемент на «Манчестер Сити». Это связь поколений: внук потом будет вспоминать не просто матчи, а то, что он ходил на них с дедом. Я не болельщик «Сити», но теперь уже не смогу быть к этому клубу совершенно равнодушным.


– У вашего сына будет не только сезонка «Сити», но и российский паспорт. Зачем он ему?


– Так у него же русская кровь. Как он вырастет, наверняка захочет съездить в Россию, посмотреть страну. Он с русской бабушкой видится в скайпе, я ему несколько слов по-русски могу сказать, называю его «сына». Это уже даже в «Стоке» знают – когда приезжаю на базу, все спрашивают: как там «сына»? 


У меня самого российский паспорт просрочен, придется по справке возвращаться, чтобы сделать новый. Причем лететь надо будет в Казань – я там до сих пор прописан. Когда я переходил в «Вест Бром», то прилетел в Англию прямо из Кореи, где был со сборной, потом вернулся в Россию всего на пару дней и не успел выписаться. 


– Вернетесь ли вы в Россию играть в футбол?


– Не исключено. Я и про Узбекистан бы подумал – там еще недавно играл Ривалдо, футбол явно поднялся в последние годы. В премьер-лиге мне осталось играть еще пару лет, а там посмотрим: Россия, Узбекистан, Дубай... Скорость-то у меня и после 35 лет останется. А то и, как Тотти с Мальдини, до 40 смогу доиграть.





Источник: www.sports.ru
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Вопрос:
Окно по английски
Ответ:*
Введите два слова, показанных на изображении: *

Рекомендуем похожее:

Михаил Грабовский: «Хорошо, что Костицыны уехали в КХЛ. Только подраться те ...

Последний из белорусов в НХЛ в большом интервью рассказывает обо всем: о своей жизни в Вашингтоне,

Виктор Бережной: «В Турции владелец команды вышел на площадку с пистолетом ...

Виктор Бережной, форвард московского ЦСКА и сборной СССР в начале 90-х, вспомнил «Дрим Тим»,

Почему Валентин Филатов заслужил этот гол

Денис Романцов рассказывает про автора главной пока сенсации российского футбола в 2014 году –

«На предыдущей работе Мойес сделал достаточно, чтобы сохранить место в «МЮ»

Кенни Далглиш в колонке для Daily Mirror разбирается в ситуации, в которой оказались «МЮ» и Дэвид

Автобиография Денниса Бергкампа

Блог Two Ars and Arsh переводит шестую главу автобиографии Нелетучего голландца – про его
Алена Свиридова, Алла Пугачева, Анастасия Волочкова, Анастасия Заворотнюк, Анджелина Джоли, Андрей Разин, Ани Лорак, Анна Седокова, Бритни Спирс, Вера Брежнева, Виктория Боня, Виталий Кличко, Григорий Лепс, Дженнифер Энистон, Дима Билан, Дискотека авария, Елена Беркова, Жанны Фриске, Иван Ургант, Ирина Шейк, Константин Меладзе, Кристина Асмус, Ксения Собчак, Леди Гага, Лера Кудрявцева, Линсей Лохан, Лолита Милявская, Маша Малиновская, Миранда Керр, Наталья Королева, Николай Басков, Олег Белов, Орландо Блум, Прохор Шаляпин, Рианна, Сергей Зверев, Тина Канделаки, Том Круз, Филипп Киркоров, Эрика Герцег
Популярные новости

На следующей неделе в Москве похолодает до минус 18 градусов
На предстоящей неделе в столице ожидаются морозы до минус 18 градусов, сообщает агентство "Москва" со ссылкой на центр погоды «Фобос».

Видео «пенной вечеринки» ульяновских курсантов появилось в сети
В Сети появилось новое видео с курсантами. На этот раз они сняли ролик в лифте.

Певицу Шакиру заподозрили в уклонении от уплаты налогов
Испанские налоговые органы обратились в прокуратуру с просьбой возбудить дело в отношении колумбийской певицы Шакиры, обвинив ее в "налоговом мошенничестве, совершенном в период с 2011 по 2014 ...

Статистика

Материалов: 2300[+0]



Всего онлайн : 7
Пользователей: 0
Гостей: 7






"Ночные движения" Дакоты Феннинг и Джесси Айзенберга: второй трейлер

На конец мая назначена премьера триллера "Ночные движения" с Дакотой Феннинг, Джесси Айзенбергом и Питером Скарсгаардом в главных ролях. Смотрим первый трейлер.

Линдси Лохан рассказала о своих взаимоотношениях с Опрой Уинфри

Опра Уинфри спешит на помощь! За последние лет десять чего только не случалось в жизни Линдси Лохан. Её, казалось бы, успешная карьера в кино переплеталась с частыми скандалами, которые со временем стали преобладать, и теперь трудно сказать, кого мы знаем больше Линдси-актрису или

Чёрную пантеру рассмешил вопрос о Кардашьян на обложке журнала Анны Винтур

Наоми Кэмпбелл по-своему оценила чувство юмора Анны Винтур, поместившей на обложку своего журнала Канье Веста и Ким Кардашьян. Напомним, что недавнее появление знаменитой пары не всем читателям Vogue пришлось по душе. Странный флэш-моб начала Сара Мишель Геллар, которая, увидев обложку, решила

В Шэрон Стоун заговорил основной инстинкт

Звезда вышла в свет без белья. Из моды давно уже вышла откровенная сексуальность (вместе с пейджерами и группой "Руки вверх!"), но Шэрон Стоун это никаким образом не касается. 56-летняя актриса по-прежнему продолжает вызывать в мужчинах "основной инстинкт". Кто еще может позволить себе выйти на
Логин
Пароль
Запомнить