Обряды и ритуалы, связанные с ребенком

Обряды и ритуалы, связанные с ребенком

Обряды и ритуалы, связанные с ребенкомКолыбель ребенка, в представлениях ингушей, это не просто место, где ребенок может спать, а его своеобразное «жилище». Кроме того, в той же колыбели могло вырасти не одно поколение детей. Ребенок большую часть суток находился в люльке, и так до тех пор, пока не начнет ходить. Люлька представляла собой широко распространенную на Кавказе деревянную колыбель. Ребенок всегда оставался сухим и аккуратным. Люльку делали из разных пород деревьев, но чаще всего из боярышника.

Было поверье о том, что ребенок, выросший в люльке из боярышника, будет счастливым. Люлька могла быть как новой, приобретенной или изготовленной дома, так и подаренной многодетной матерью, чьи дети славились здоровьем. Полезным для здоровья считался матрас из соломы «чен фалти». Второй матрас люльки — шерстяной. В состав люльки входил «аган чи» — прутик, за который привязывают свивальники, «ага гач» — ручка люльки (С. Мурешков). Люлька по своему устройству, сильно напоминает футляр, — пишет Ч. Ахриев, — Она так же плотно обхватывает тельце ребенка, как футляр скрипку.

Впрочем, ингушкам и неудобно иметь просторные люльки, так как нужда постоянно заставляет их… таскать за плечами в люльках грудных детей; а просторные люльки в этом случае дозволяли бы детям частенько выпадать из них». Нередко прямо с люлькой мать брала малыша на сельскохозяйственные работы — прополку, жатву, заготовку сена и др. Из люльки ребенка вытаскивали только для того, чтобы покормить и поменять пеленки. Были определенные запреты и поверья, связанные с люлькой. У нас же все попроще, просто поищите рождество поздравления вот и большая часть обрядов.

Считалось плохой приметой приносить колыбель в дом до рождения ребенка. Через люльку и над люлькой передавать ребенка не разрешали, иначе, как верили, что он не будет расти. Укладывать ребенка и брать его из люльки можно было только с правой стороны. Люлька всегда должна быть накрытой. Подвесками могли служить амулеты — медвежий коготь, острый предмет, который находился под матрасом ребенка. Люльку ребенка нельзя оставлять неприкрытой, нельзя ее качать пустой. Младенца обычно туго пеленали двумя перевязочными поясами (ширина пояса — 20 см), предохраняя от простуды и искривления ножек. Пояса шили из плотной шерстяной ткани. Верхнюю часть поясов шили из шелковой ткани и украшали вышивкой. Пеленок не требовалось.

Достаточно было иметь мягкие куски материи, выкроенные из старой одежды (исключение составляла старая одежда свекра и свекрови). Многодетные матери, исходя из своего опыта, советовали молодой матери: не вытягивать сильно руки ребенка во время пеленания в люльке, иначе будет сутулиться; не класть под голову высокую подушку, иначе шея будет короткая и т. д. Следовательно, с первых дней рождения ребенка родители заботились о красоте его телосложения, о правильном формировании ребенка. Оставляя ребенка одного на некоторое время к ручке его люльки подвешивали в марлевой повязке кусочек курдюка.

Ребенок использовал его в качестве современной пустышки и всегда был сытым и здоровым. Оставлять надолго одного ребенка в темной комнате считалось плохой приметой. Если кто-то с ребенком первый раз приходил в дом, то ребенку давали подарок (это могло быть и яйцо), «иначе моль заведется в доме». Для предупреждения от сглаза, лобик новорожденного часто смазывали сажей. И с физиологической, и с воспитательной точки зрения считали неправильным тоном, если ребенка приучали к рукам. «Ребенок как ягненок. Когда избалованного вниманием ягненка зарезали, то увидели черные пятна-вмятины от многочисленных людских рук. Таким же бывает и состояние ребенка, когда он все время на руках», — говорила информатор Э. Шутурова, убеждая в целесообразности люльки для ребенка. Надо отметить, что здоровье матери и ребенка в первые дни и до истечения 40 дней считались уязвимыми. Меньше показывали ребенка в обществе людей.

В качестве профилактики темечко ребенка смазывали топленным маслом. В качестве оберега под подушечку ребенка клали острый предмет: ножницы, нож или спички, к ручке люльки подвязывали амулет. Издревле ингуши в качестве оберега использовали коготь медведя, волка, сердоликовые и коралловые бусинки, отросток дерева «туре», связку камней с естественными отверстиями. К ручке люльки подвешивали талисманы и амулеты с сурами из Корана. К концу XX века такие обереги еще встречались в ингушском обществе. Амулетами и оберегами старались оградить ребенка от возможного сглаза. Были формулы-приговоры, которые читались над ребенком с целью ограждения его от сглаза. На лобик, подбородок и носик ребенка наносили сажу чтобы «испортить» красоту ребенка, кисть руки перевязывали красной ленточкой, чтобы уберечь от сглаза.

С той же целью на голове, около родничка, прикрепляли немного пчелиного клея — прополиса. Вообще любой человек, увидев ребенка, должен был не хвалить его красоту, а сказать слова — пожелания: «Дала могаш маьрша вахаволва хьо!», «Дала хьай даьнаьне дог деладолда га!», «Сий долаш во1 хилва хьох» (Живи долго и мирно с хорошим здровьем! Дай Бог, чтобы твои родители гордились тобой! Будь человеком чести!) и др. Принято было сплюнуть и сказать слова против сглаза: «Са барг бац» (Не желаю сглаза), ибо даже доброжелательный человек из любви может сглазить ребенка. Бытовало поверье, что первые ногти должна состригать мать или сестра по матери, или же сестра ребенка. Считали, что эти детские ногти нужно положить в книгу, в музыкальный инструмент или еще куда-либо, в зависимости от того, кем хотели бы родители видеть своего ребенка. Кто-то считал, что желание исполнялось. С принятием ислама первые волосы ребенка принято состригать как можно раньше, иначе ребенок считается нечистым.

Если в сумерках или ночью приходилось выносить ребенка из помещения, то нужно было брать кусок хлеба или уголька с собой. Они служили оберегами для малыша. После 40 дней после рождения ребенка мать могла с ним поехать в родительский дом — навестить родных, но чаще всего первый визит с ребенком откладывался до исполнения малышу нескольких месяцев. Мать кормила ребенка 1,5-2 года. Было поверье, что мальчика мать обязана кормить до 2 лет. Постепенно с 7-8-месячного возраста могли подкармливать. Если у матери не было молока, то кормилицей ребенка становилась другая женщина. Это считалось богоугодным делом, а дети, вскормленные одной матерью, становились молочными братьями и сестрами.

По словам информатора, в ингушском обществе встречалось такое явление, когда новорожденного ребенка везли на первое кормление к другой женщине, слывшей в народе мудрой. Как радостные события отмечались вехи младенчества: «царг яьнна е» — «появился первый зуб», «когаш вахав» — «сделал первые шаги», «мотт 1омабе г1ерт» — «пытается заговорить» и др. Когда у ребенка появлялся первый зуб, его бабушка по материанской линии первому заметившему зуб пекла лепешку с начинкой размером в длину всего тела ребенка. Лепешку бережливо (чтобы не сломалась) помещали на специальное приспособление, заворачивали в белую ткань и отправляли по назначению. Она же готовила подарки и младенцу. Радостной вестью были первые шаги ребенка. В честь этого события резали петуха — в честь мальчика, и в честь девочки — курицу. Но прежде их проносили между ног ребенка. Затем устраивали угощение для близких родных. Всем известно, насколько ингуши гостеприимный народ.

Гость для них превыше всего. Но культ детей настолько высок, что для самого гостя ребенок в доме хозяина занимает высшую степень внимания. Так, по рассказам очевидцев, в одном доме принимали седобородого уважаемого старца. Когда для них накрывали стол, он услышал плач ребенка и сказал: «В этом доме есть более заслуживающий внимания человек. Сначала услужите ему!» (Ф. Кудусова). Важное значение придается ингушами воспитанию детей, и процесс этот начинается со дня рождения. «Киаьда боллаш хьовзабе саьрг» (Крути ветку пока она мягкая), «Мейгетта пхораМа улача хана болабе без кхетам» (Воспитание нужно начинать тогда, когда ребенок еще лежит поперек кровати (имеется ввиду в пеленках), — говорят ингуши. «3иамига волаш иомадаьр кхерий тиа яздича санна хул» (Выученное в раннем детстве, все равно, что записанное по камню), — говорили в прошлом, что подчеркивало важность воспитания с первых дней жизни, и то, что фундаментальные основы нравственности личности закладываются в ходе инкультурации. Уроки раннего детства накладывают отпечаток на всю жизнь. Память из малого детства, из отношения к себе окружающих, особенно бабушек и дедушек, они сохраняют в себе до конца своих дней.

{social}

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.